Этика

Кому нужна правда о психиатрии?

Вот уже не один год я помогаю Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ), занимающейся расследованием и приданием гласности нарушений прав человека в психиатрии. Я была просто помощником Комиссии и помогала ей в своё свободное время, и некоторое время работала штатным сотрудником, а потом снова помощником. Работа надо признать не из лёгких. Постоянно иметь дело с несчастьем людей, пострадавших от психиатрического произвола. ГКПЧ проводила и сейчас проводит передвижные выставки, рассказывающие правду о психиатрии, в разных городах России. Как, например, вот эта:

Я лично участвовала в нескольких выставках в Москве, раздавала листовки,знакомила людей с экспозицией, общалась с посетителями после выставки и собирала у них отзывы. И вот раздавая листовки около здания, где проходила выставка, я обратила внимание на такой факт, что люди шарахаются от слова «психиатрия», оно вызывает у них неприязнь и отторжение. А когда им расскажешь, в чём суть выставки и о чём это вообще, многие идут посмотреть. Не у многих хватает смелости посмотреть всю экспозицию до конца, но были и такие, кто приходили не один раз и приводил знакомых и родственников.Обычно,  выставка сопровождалась демонстрацией фильма, рассказывающего правду о психиатрии. И первое время я сама не могла досмотреть этот фильм до конца и удивлялась, как люди могут сидеть и смотреть его,а потом ещё раз приходить на этот фильм с друзьями. Вынести всё это зло даже на экране было сложно, а люди проходили это своими жизнями.

Работая в комиссии, я занималась документированием случаев людей, пострадавших от психиатров. Многие из них были высоко образованными, начитанными, имеющими не один диплом о высшем образовании, людьми.. Основная их беда была в том, что это были, в основном, одинокие люди. У них были родственники, но у них не было понимания и любви в семье. Были совсем одинокие, которые жили как отшельники и у них были плохие отношения с соседями. Именно отчуждённость от своего окружения приводила их к катастрофе, они становились уязвимыми. Когда люди вас не понимают, они могут многое себе надумать о вас, вы им кажетесь странным. А в Москве ещё, если у этого странного человека есть квартира, то он становится вдвойне уязвим. И тогда, по ложному навету, или по злому умыслу «близких» или соседей, он оказывается заклеймён «психом» и отправлен на «лечение» в психбольницу.

Я помню случай одной пожилой дамы. У бабушки была хорошая 3-х комнатная квартира и её дочь хотела её продать, но бабушка отказывалась куда-либо переезжать из своего дома. У этой старушки ещё была «странная» привычка, свойственная многим пожилым людям, она ничего не выкидывала. Старые газеты, тряпочки, развалившаяся мебель — всё это ей было нужно и она не позволяла дочери от этого избавляться. Дочь устраивала ей скандалы и, бывало, била свою старенькую маму. Вот эта старушка нашла где-то наши координаты и позвонила в ГКПЧ с просьбой помочь ей, потому что дочь собирается отправить мать в психлечебницу, чтобы потом признать её невменяемой, и тем самым получить право распоряжаться её квартирой. Я встречалась с её дочерью. Поначалу, ей даже удалось убедить меня в том, что это она является жертвой своей неадекватной матери. А когда бабушка заболела и её положили в больницу, старушка попросила меня не говорить её дочери, в какой больнице она лежит. Она боялась, что дочь придёт и туда устраивать ей скандал. Когда дочь не обнаружила маму дома, она стала искать следы, куда бы она могла деться, и нашла мой номер телефона. Она мне позвонила, но я ей ответила, что не могу сказать, где находится её мать. А на следующее утро мне уже звонил участковый. Он объяснил, что дочь обвиняет меня в краже её матери с целью завладения её квартирой. Ни разу я ещё не слышала такого бреда. Здесь уже я поняла, каково истинное лицо этой дочери. Участковому я объяснила, что с её мамой всё нормально, она просто в больнице, но не хочет сообщать, в какой именно.  Через несколько дней дочке удалось найти свою мать. А ещё через несколько пожилая дама позвонила мне и отказалась от нашей помощи, объяснив, что она любит свою дочь и всё сделает, что она хочет. Дальнейшую судьбу этой пожилой женщины я не знаю. Дай-то Бог, чтоб всё у неё было хорошо.

И была ещё одна молодая женщина 32-х лет, которая жила в одной квартире со своим отцом, который с 13-ти лет принуждал её к сексу. Девушка закончила архитектурный институт, но поработать по специальности не успела, потому что из-за частых нервных срывов папаша регулярно отправлял её в психушку. Папа тоже был высоко образованным человеком, доктором физических наук. И, видимо, чтобы скрыть своё сожительство с дочерью, решил добиться признания её недееспособности. В этом случае нам удалось помочь девушке. В день судебного заседания председатель ГКПЧ пообщалась с папашей в перерыве между заседаниями и он добровольно отказался от своего иска. А после официального отказа он лишался возможности в будущем подавать в суд подобный иск. Через три года после суда я встречала эту молодую женщину. Она по-прежнему живёт с отцом, получает пенсию по инвалидности (психиатрический диагноз), не работает и не имеет друзей.

Печальные истории, испорченные судьбы. Реабилитироваться в обществе с психиатрическим диагнозом практически невозможно. Такого человека уже никогда не будут воспринимать всерьёз. Даже будут побаиваться, не зная, что от него можно ожидать.

Вот как это недавнее событие:

Я специально порылась в интернете, чтобы узнать об этом препарате Цитралекс. И вот, что я узнала: применяется при депрессиях и панических расстройствах. Напрягает, что при таких совершенно противоположных диагнозах лечат их одним и тем же препаратом.  А далее, о побочных эффектах… лучше процитирую

Со стороны ЦНС и периферической нервной системы: наиболее часто — бессонница или сонливость, головокружение, слабость; возможны — расстройства зрения, судорожные припадки, тремор, двигательные нарушения, нарушения вкусовых ощущений, серотониновый синдром, галлюцинации, мания, спутанность сознания, ажитация, тревога, деперсонализация, панические атаки, повышенная раздражительность.

Как при таких побочных эффектах он ещё и может быть предназначен для лечения этих же самых побочных эффектов, я имею ввиду панические атаки? Вот в чём вопрос. Вот о чём есть повод задуматься.

Ведь если подумать, то больного туберкулёзом меньше опасаются, чем больного психически. Конечно, людей с искалеченной психикой не безопасно выпускать в общество, но и подвергать его психиатрическим пыткам тоже бесчеловечно.  Особенно, если его «лечат» такими подозрительными препаратами.

Но решение есть.

Доктор Томас Сас утверждает: «Дома престарелых, программы интенсивного обучения, временные дома для неимущих, чьи семьи распались, прогрессивные тюрьмы. Эти и другие заведения и проекты должны будут взять на себя функции современных психиатрических больниц».

А пока, будьте бдительны. Любите своих близких, заботьтесь о них и оберегайте их от беды под именем «психиатрия».

Приглашаю вас посетить сайт ГКПЧ . Посмотрите видео и загляните на страницу контакты, если захотите принять участие в работе ГКПЧ. А так же вы можете оказать материальную поддержку комиссии, реквизиты на странице приём взносов и пожертвований.

Войти

10 комментариев

  1. Не сомневаюяь, что прадва нужна. Только вот у меня две знакомые, по чистой случайности работают в этой области. И у обеих ушли мужья.

  2. Каким полезным делом Вы занимаетесь. Столько сейчас одиноких и никому не нужных людей. И столько же желающих поживиться за их счет.
    И согласна, что надо любить и ценить своих близких.

  3. К психиатрам только попади – на всю оставшуюся жизнь сделают ботаником. Старушку жалко – доканает её дочка.

  4. Почти мы с вами коллеги. Ваше дело очень полезное. Я работаю в психоинтернате и много случаев вот с такой недееспособностью.На что только люди не идут (даже родные и родственники) если дело касается денег, квартир.

  5. Система психиатрических стационаров России -это самый что ни есть государственный сатанизм -я сам сидел там. .

  6. И пора этому уже всем нам положить конец. А пока этого нет я могу только предложить никому из родителей не отдавать этим людям своих детей -там их не вылечат, а только сделают еще хуже. Врачи и медперсонал, в основном, опьянены своей личной властью, отношение к людям скотское. А от этих препаратов человек трясется, как паралитик, и никакого успокаивающего эффекта они не дают. Я написал про это статью и готов выслать ее каждому желающему -безвозмездно, разумеется, при направлении мне запроса на электронный адрес ssa1970@mail.ru.

  7. И еше, — попасть в дурдом может каждый. Если вы думаете, что вы не имеете психического расстройства по медпоказаниям, то вы не попадете в дурдом- то вы ошибаетесь -там это никого не волнует -они там ставят всем один и тот же стандартный диагноз -«шизофрения, параноидальный синдром», а ваши объяснения там никого не интересуют. Главное, что вас кто-то туда сдал, а дальше они будут делать свою сатанинскую работу в отношении помещенного туда человека столько, сколько они захотят.

  8. Исходя из этого я могу сделать вывод о том, что система психиатрических стационаров России представляет собой наибольшую опасность для человека, проживающего в современном технократическом социуме России.

  9. В России нужно закрывать психушки,а психиатров этих лжецов сажать пожизненно.

Поделитесь своим мнением здесь:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: